Эмиль Гашимов после того как кинул своих клиентов перепродал компанию брату.

ООО «Штутгарт» ИНН: 2635134900. На данный момент 100% учредителем компании значится Григорян Эрик Гаррьевич — двоюродный брат Эмиля Гашимова. Ранее руководителем числился Гашимов Эмиль Исмаилович.

 

 

Иск был подан физическим лицом и касался обязательства ответчика не препятствовать в проведении гарантийного ремонта автомобиля, приобретенного истцом. Иск удовлетворен полностью.

Решение по гражданскому делу

Информация по делу

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

14 июня 2012 г. г. Ставрополь

Промышленный районный суд г. Ставрополя

в составе председательствующего судьи Соловьева В.А.,

при секретаре Суховей Н.Н.,

с участием представителя ФИО1 ФИО4 ФИО12, представителей <данные изъяты>» ФИО6 и ФИО5,

рассмотрев в открытом судебном заседании исковое заявление ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью «ФИО13» и ФИО14 не препятствовать в проведении гарантийного ремонта автомобиляФИО15

У С Т А Н О В И Л:

ФИО1 как собственник автомобиля <данные изъяты> года выпуска, импортированного в Российскую Федерацию ООО «ФИО2 ФИО16 и поставленного последним ФИО17» во исполнение дилерского соглашения от ДД.ММ.ГГГГ, проданного затем по договору от ДД.ММ.ГГГГ истцу, обратился в суд с иском к ФИО18» (далее – импортер, дистрибьютор) и ФИО19» (далее – продавец, дилер) об обязании ФИО20» не препятствовать в проведении гарантийного ремонта его автомобиля ФИО21», ссылаясь на следующие обстоятельства. ДД.ММ.ГГГГ в период действия гарантии в автомобиле обнаружился недостаток в виде стука в двигателе, задира поршня. Он, реализуя свои права потребителя, предусмотренные ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей», обратился к продавцу для проверки качества автомобиля и последующего безвозмездного устранения этого существенного недостатка, поскольку специалистами последнего было признано наличие «гарантийного случая» (требуется замена двигателя). Однако продавец письмом-уведомлением от ДД.ММ.ГГГГ сообщил ему о невозможности проведения ремонта, поскольку ДД.ММ.ГГГГистекает срок действия дилерского соглашения, а ФИО22», не смотря на сложившееся длительные отношения по данному договору, отказалось продлить его действие и истребовало электронное оборудование «маршрутизатор», а также закрыло канал связи <данные изъяты>», которые составляют существо системы заказов на поставку запасных частей. Ему предложили обратиться за ремонтом к ближайшему дилеру, находящемуся в <адрес>.

В связи с изложенным ФИО1 просит суд обязать ФИО23» не препятствовать в проведении гарантийного ремонта автомобиля ФИО24».

Истец в судебное заседание не явился, направил заявление с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие с участием представителя ФИО4, которое суд в соответствии с ч. 5 ст. 167 ГПК РФ удовлетворил.

В судебном заседании представитель ФИО1 по доверенности ФИО4 полностью поддержал исковые требования, суть которых, подчеркнул, состоит в обязании ФИО25» не разовый ремонт, а обеспечить устранение недостатков автомобиля именно в течение всего гарантийного срока. При этом он пояснил, что покупая у ФИО26» дорогостоящий автомобиль ФИО27, истец исходил из существенного для него условия, состоящего в возможности осуществлять его послепродажное обслуживание, включая гарантийные ремонты, вФИО28», то есть по месту своего жительства, поскольку, как ему было известно, между ответчиками сложились постоянно действующие дилерские связи, которые к последнему перешли от находившегося по тому же адресуФИО29». На протяжении ДД.ММ.ГГГГ г. он неоднократно проводил послепродажное обслуживание автомобиля у дилера в виде устранения отдельных недостатков, установки дополнительного оборудования, замены запчастей и расходных материалов. ДД.ММ.ГГГГ появился стук в двигателе, и он обратился к продавцу для диагностики и ремонта приобретенного автомобиля. Специалисты ФИО30» сообщили ему о возможности замены двигателя по гарантии. В этой связи он оставил автомобиль на станции техобслуживания. Однако спустя несколько дней <данные изъяты>» в письменном виде уведомило его о невозможности ремонта автомобиля, сославшись на отказ <данные изъяты>» в продолжении дилерских отношений и изъятие по его указанию электронного оборудования, закрытие канала связи с информационной системой ФИО2, без чего невозможно осуществлять взаимодействие по заказу и поставке запчастей, консультационную продержку ремонта, а значит, и сам ремонт его автомобиля и автомобилей других собственников. Обращение за ремонтом, равно как и по другим вопросам, связанным с эксплуатацией автомобиля, в том числе для проведения технического обслуживания, замены лампочек, масла, регулировок, в другие регионы под страхом лишения гарантии, которая в силу ее условий прекращается при проведении большинства указанных технических операций не у дилеров (ближайшие находятся в <адрес>), его не устраивает по ряду причин, среди которых отдаленность, затратность, отсутствие свободного времени и в целом, состояние зависимости от автомобиля, который из средства удобства передвижения и комфорта в этом случае превращается в источник дискомфорта и неудобств. Негатив ситуации усугубляется и наличием у его жены второго автомобиля <данные изъяты>которого разбилось стекло, и теперь за его заменой придется ехать в <данные изъяты> Система индивидуальных отношений, которую ему предлагает <данные изъяты> когда имеющийся и будущие недостатки автомобиля им будут устраняться «по вызову», его не устраивает как лишенная смысла, поскольку ответчик ее ничем не гарантирует на будущее, и она не осуществима при отсутствии инфраструктуры послепродажного обслуживания (включая ремонт), которую представляло собой дилерское хозяйство <данные изъяты>» является единственной уполномоченной на продажу и послепродажное обслуживание через дилерскую сеть от имени изготовителя автомобилей <данные изъяты> на российском внутреннем рынке организацией (генеральным дистрибьютором), то непродление на следующий период дилерского соглашения с<данные изъяты>» следует рассматривать через призму предусмотренного п. 1 ст. 10 ГК РФ запрета на злоупотребление лица доминирующим, а в данном случае, монопольным положением на рынке. Способ защиты права потребителя на поддержание качества товара должен быть адекватным экстраординарному положению дистрибьютора и вполне может быть нетрадиционным, исходящим из наиболее широкого толкования гражданско-правовых норм в их конституционном истолковании, в том числе в виде возложения обязанностей продолжить правоотношения по послепродажному обслуживанию уже проданных через дилера автомобилей в данном регионе, а способом исполнения этой обязанности – сохранение статуса дилера и его организационной и технической инфраструктуры, без чего таковой не мыслим. С учетом сложившейся ситуации многие известные ему региональные собственники <данные изъяты> намерены объединить свои усилия, направив в суд массовые иски о расторжении договоров купли-продажи автомобилей на основании ст. 451 ГК РФ из-за существенного изменения обстоятельств послепродажного обслуживания, имея в виду отпадение дилерства территориально удобного для них <данные изъяты>». Что касается истории его контактов с <данные изъяты> по вопросу ремонта автомобиля в связи со стуком двигателя, зафиксированных в распечатках аудиозаписей его телефонных переговоров (не все отражены адекватно), то он, хотя и забрал после подачи иска автомобиль из <данные изъяты>» в целях его сохранности, и временно пользовался фактически как подменным автомобилем <данные изъяты>, предоставленным ФИО8, истец не отказывается предоставить неисправный автомобиль дистрибьютору для проверки и ремонта на станции техобслуживания <данные изъяты>», однако она в настоящее время не работает из-за действий дистрибьютора, а в городе и крае нет других дилеров этого бренда. Отсюда целью иска как раз и является организация ремонта и обслуживания его автомобиля посредством вынужденного использования судебно-процессуальной формы. Именно в этом смысле следует понимать употребленное им в телефонном разговоре с ООО «ФИО31» от ДД.ММ.ГГГГвыражение «в суде будете ремонтировать» автомобиль, которое не является буквальным, но обобщающим.

ФИО32» представило письменные объяснения в порядке ч. 2 ст. 174 ГПК РФ, в которых продемонстрировало следующую позицию. Между ответчиками было заключено дилерское соглашение, которое действовало в ДД.ММ.ГГГГ г. и было пролонгировано на ДД.ММ.ГГГГ г., а затем не продлевалось. Проверка неисправности автомобиля истца ФИО33 не проводилась, и его утверждение о стуке и резкой потери мощности двигателя ничем не подтверждено. Истец уклонился от осуществления выездной проверки качества автомобиля специалистом ФИО34» в сервисном центре ФИО35», поскольку, как видно из телефонных переговоров, он после передачи дела в суд забрал автомобиль из <данные изъяты>», затем отказался от его исследования, в том числе со ссылкой на «обмен автомобилями» с ФИО8, настаивая на определении правоотношений сторон по устранению недостатков автомобиля в судебном порядке. Указанные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии у истца процессуального интереса и, следовательно, самого спора. Подача ФИО1 настоящего иска, а ранее подача исков по делам №, № с требованиями других лиц о понуждении к исполнению дилерского соглашения, отказ от этих исков, принятие и отмена мер обеспечения по ним является формой давления на <данные изъяты>» с целью причинения ему имущественного и репутационного вреда. Злоупотребление правом является основанием для отказа в иске. Избран ненадлежащий, не предусмотренный ст. 12, п. 1 ст. 475 ГК РФ и п. 1 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» способ защиты права потребителя при обнаружении недостатков товара. <данные изъяты>» является ненадлежащим ответчиком, поскольку к нему с требованием об устранении недостатков автомобиля истец не обращался, и участником правоотношений по гарантийному ремонту данного автомобиля на стороне должника является исключительно <данные изъяты>», который не исполнил лежащую на нем обязанность по безвозмездному устранению недостатка. В силу ст. 403 ГК РФ за действия третьих лиц (к каковым в данном случае можно отнести <данные изъяты>») отвечает должник, если законом или договором не предусмотрено иное, и такие обстоятельства отсутствуют. В то же время, <данные изъяты>» не отрицает, что согласно п. 1.1 дилерского соглашения оно предоставило <данные изъяты>» исключительное право и передало корреспондирующую ему обязанность осуществлять обслуживание и ремонт автомобилей марки <данные изъяты>, проданных через его дилерскую сеть. В силу п. 13.3 дилерского соглашения дилер обязан после окончания срока действия договора исполнить не исполненные в полном объеме обязательства, а согласно п. 10 Приложения № к нему дилер обязан до даты прекращения дилерского соглашения завершить все начатые гарантийные работы. Истец в нарушение ст. 56 ГПК РФ не доказал те обстоятельства, на которых он основывает свои требования. Напротив, исковые требования полностью опровергаются предоставленными суду телеграммами и распечатками телефонных переговоров с ФИО1

В судебном заседании представитель <данные изъяты>» ФИО6 ФИО7, действующий на основании доверенности, исковые требования не признал полностью, и тезисно изложил указанные выше доводы, подчеркнув, что его доверитель не препятствует ремонту автомобиля, тогда как истец недобросовестно уклоняется от его предложения, квалифицировав существо правовой позиции ФИО1 как она была раскрыта в суде его представителем в качестве «потребительского экстремизма».

Представитель ФИО36 по доверенности ФИО5 исковые требования просит оставить без удовлетворения.

Ответчик <данные изъяты>», будучи надлежаще извещенным о времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явился, но направил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие, что в соответствии с ч. 5 ст. 167 ГПК РФ дает суду основание для рассмотрения дела в его отсутствие.

Выслушав объяснения представителей сторон и исследовав материалы дела, суд считает, что иск ФИО1подлежит удовлетворению полностью по следующим основаниям.

Судом установлено и не оспаривается сторонами, что <данные изъяты>» является дистрибьютором (то есть, организацией, эксклюзивно уполномоченной на продвижение и продажу на внутреннем рынке определенного товара через разветвленную дилерскую сеть) производителя автомобилей <данные изъяты> в Российской Федерации и уникален (единственен) в этом качестве.

То есть, занимает доминирующее (монопольное) положение на российской рынке.

<данные изъяты> являлось дилером (организацией, закупающей оптом и продающей в розницу продукцию определенной компании) <данные изъяты>, производящего автомобили марки <данные изъяты>действуя в этой роли через генерального дистрибьютора <данные изъяты>» на основании дилерского соглашения от ДД.ММ.ГГГГ и дополнительного соглашения № к нему от ДД.ММ.ГГГГ о продлении срока его действия на один год.

Ранее обязательства по послепродажному обслуживанию автомобилей <данные изъяты> в регионе на протяжении нескольких лет выполнял находящийся по адресу <данные изъяты>» дилер <данные изъяты>который с согласия <данные изъяты>» на основании дополнительного соглашения от ДД.ММ.ГГГГ № к дилерскому соглашению от ДД.ММ.ГГГГ переуступил дилерство с передачей всей инфраструктуры <данные изъяты>

Длительность дилерских отношений с участием <данные изъяты>» и его правопредшественника (в смысле дилерства автомобилей <данные изъяты>) усматривается и из имеющегося в деле письма ФИО8 на имя генерального директора <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ о безупречности осуществления функций дилера указанными организациями в течение шестилетнего срока сотрудничества.

Таким образом, в региональной зоне действия дилерского соглашения (терминология раздела II Приложения №) между ответчиками существовали сложившиеся длительные хозяйственные правоотношения по продаже и послепродажному обслуживанию автомобилей <данные изъяты>

В современной российской правовой системе сложившиеся длительные хозяйственные связи, как правило, не являются основанием для продления договорных отношений по инициативе одной из сторон.

Отечественный и международный гражданско-правовой оборот в качестве общего правила базируется на принципе свободы заключения договора и определения договорных условий (п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 9 ГК РФ).

В то же время, при осуществлении гражданских прав, в том числе и при определении срока действия договора, должен учитываться и другой основополагающий гражданско-правовой принцип – недопустимости злоупотребления правом (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

В этом смысле реализация принципа свободы договора может быть ограничена.

Недопустимость злоупотребления правом субъектом, занимающим доминирующее положение на рынке, находится под особой правовой охраной государства, что видно не только из выделения этой градации в отдельный абзац в п. 1 ст. 10 ГК РФ, но и придания этому положению характера конституционной нормы-принципа (ч. 2 ст. 34 Конституции РФ).

Согласно ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых, в частности, являются или могут являться ущемление интересов других лиц, в том числе навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него (п. 3), экономически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности поставок соответствующего товара (п. 5), создание дискриминационных условий (п. 8), создание препятствий доступу на товарный рынок (п. 9).

В целом, экономическая деятельность, а значит, и сделки доминирующей организации не должны противоречить целям, сформулированным в ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О защите конкуренции», а именно — обеспечению единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, созданию условий для эффективного функционирования товарных рынков.

Согласно ч. 3 ст. 37 Федерального закона «О защите конкуренции» лица, права и интересы которых нарушены в результате нарушения антимонопольного законодательства, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками, в том числе с исками о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, возмещении вреда, причиненного имуществу.

Что касается корпуса правовых норм о защите прав потребителей, то он построен на признании потребителя слабой стороной в гражданско-правовом обороте и предоставлении ему в этой связи повышенных гарантий, что выразилось, в частности, в наделении особым правомочием, нарушающим общий принцип применения ответственности непосредственно к стороне по договору, на предъявление требований из качества товара изготовителю и импортеру товара, минуя продавца (п. 1 ст. 13, п. 3 ст. 18 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»).

По смыслу правового статуса и повышенной правовой защиты потребителя, который является конечным и важнейшим звеном в экономических и договорных отношений по поводу дилерства, прекращение сложившихся дилерских отношений при отсутствии других региональных дилеров данного товара и несогласовании механизма защиты права потребителей на благоприятную потребительскую среду на постдилерский период (которое вытекает из общего смысла законодательства о защите прав потребителей) делает прекращение дилерского соглашения неправомерным.

При этом не могут быть приняты во внимание возражения <данные изъяты>» со ссылкой на п. 13.3 дилерского соглашения, согласно которому дилер обязан после окончания срока действия договора исполнить не исполненные в полном объеме обязательства, и п. 10 Приложения № к нему, в соответствии с которым дилер обязан до даты прекращения дилерского соглашения завершить все начатые гарантийные работы, поскольку в первом случае речь идет об обязательствах <данные изъяты>» по отношению друг к другу, а во втором – возможность дилера исполнить обязательство перед покупателем автомобиля по гарантийному устранению его недостатков, поставленного дилеру с недостатками качества, находится в зависимости от наличия производственных и логистических связей с дистрибьютором.

В данном же случае, организационно и технологически прекратив доступ <данные изъяты> к системе взаимодействия с ФИО2 (Единая система – по терминологии п. 6 Приложения № к дилерскому соглашению),<данные изъяты>» лишило его возможности исполнения договорных обязательств, а значит, и обязательств перед потребителем.

Правовые последствия такой ситуации прямо предусмотрены в п. 2 ст. 328 ГК РФ, в силу которого в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства.

В то же время, одна из существенных сторон дилерства как раз и состоит в обязанности дилера как уполномоченной на послепродажное обслуживание организации производить, в том числе безвозмездное, устранение недостатков товара по гарантии, под которым по терминологии дилерского соглашения (п. 1.1 Приложения №) понимается так называемый гарантийный ремонт (п. 3 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей», п. 6.4 дилерского соглашения, Приложение № к дилерскому соглашению).

Таким образом, права доминирующей на рынке коммерческой организации на свободу определения продолжительности срока действия договора могут быть в известной мере ограничены, а нарушение прав контрагента и зависимых от него лиц (в том числе потребителей) на длительные хозяйственные связи – в той или форме защищены в суде.

Такой правовой тренд соответствует положениям ч. 3 ст. 55 Конституции РФ об общественном конкурсе глобальных ценностей, в силу которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом — в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (имея в виду, что как в правовой доктрине, так и конституционном судопроизводстве в целях защиты прав и свобод организации рассматриваются как объединения граждан).

Суд считает, что <данные изъяты> на краткие годичные сроки и ставя тем самым дилера в абсолютную зависимость от своего монопольного положения при продлении или непродлении договорных отношений независимо от исправности дилера, и не выработав при этом механизма защиты прав потребителей как заведомо слабой и страдающей при непродлении договорных отношений с избранным им, в том числе с учетом местоположения и иных заслуживающих внимание обстоятельств, стороны, в постдоговорной период, безусловно, злоупотребила своим доминирующим положением на рынке.

Суд соглашается с утверждениями истца (в лице представителя) о том, что решение о приобретении дорогостоящего и требующего авторизированного обслуживания автомобиля <данные изъяты> он принял, как и другие потребители региона, будучи уверенным в длительности и прочности сложившихся дилерских отношений в <адрес> и республиках <адрес> с участием находящегося в <адрес> (а ранее находящегося по этому же адресу <данные изъяты>», а равно из того, что односторонними, не основанными на виновном поведении избранного дилера действиями они не будут прекращены.

При этом суд исходит из предусмотренной п. 3 ст. 10 ГК РФ гражданско-правовой презумпции добросовестности участника гражданско-правового оборота, которая действует пока она не опровергнута заинтересованной стороной (в данном случае <данные изъяты> и которая является частью парадигмы одноименной общеправовой презумпции (Постановления Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ №-П, от ДД.ММ.ГГГГ №-П, от ДД.ММ.ГГГГ №-П, от ДД.ММ.ГГГГ №-П, от ДД.ММ.ГГГГ №-П, Определение отДД.ММ.ГГГГ 1484-О-О).

Из имеющихся в деле заказов-нарядов и актов выполненных работ, извлечения из сервисной книжки видно, что ФИО1, купивший у ООО «Штутгарт» по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ автомобиль<данные изъяты> за цену <данные изъяты>. руб., имеющий срок гарантии 24 месяца, неоднократно вДД.ММ.ГГГГ. обращался на станцию технического обслуживания <данные изъяты>» для проведения ремонта, замены деталей, установки дополнительного оборудования, диагностики и технического обслуживания своего автомобиля.

Из заказа-наряда № и листа осмотра к нему усматривается, что ДД.ММ.ГГГГ он обратился в <данные изъяты>» по поводу недостатка автомобиля в виде стука в двигателе, задира поршня, в связи с чем была проведена интерактивная приемка (то есть, приемка с использованием электронного оборудования), и его автомобиль в этот же день был принят в ремонт.

Письмом от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>» о непродлении срока действия дилерского соглашения, потребовав прекратить использование товарных знаков ФИО2, закончить обслуживание всех автомобилей<данные изъяты>, на которые открыты заказы-наряды, возвратить маршрутизатор, за гарантийные ремонты, выполненные после ДД.ММ.ГГГГ, выплаты производится не будут, сообщить клиентам о необходимости обращаться по вопросам обслуживания автомобилей в ближайший дилерский центр ФИО2 в <адрес>.

Письмом от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>» сообщило ФИО1 о прекращении деятельности сДД.ММ.ГГГГ ввиду отказа дистрибьютора от продления дилерских отношений и невозможности в этой связи выполнить гарантийное обслуживание и ремонт его автомобиля, просило забрать автомобиль.

В связи с обращением истца в суд по настоящему делу определением от ДД.ММ.ГГГГ были приняты обеспечительные меры в виде обязания ответчиков не препятствовать в проведении гарантийного ремонта автомобиля, <данные изъяты>» от информационных систем ФИО2.

Однако, как видно из имеющегося в материалах дела постановления дознавателя межрайонного отдела по исполнению особых исполнительных производств управления ФССП России по <адрес> ФИО9 отДД.ММ.ГГГГ об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам ст. 315 УК РФ (неисполнение судебного акта) в отношении генерального директора <данные изъяты> (руководителя коммерческой организации, осуществляющей функции органа управления <данные изъяты>» от информационных систем ФИО2, отказалось от поставок запасных частей, не смотря на их предварительную оплату <данные изъяты>» (которая была возвращена), отказалось продлевать аренду маршрутизатора, чем лишило <данные изъяты>» возможности получать информацию и осуществлять заказы запасных частей, отказывается предоставлять информацию о сроках производства и поставки автомобилей по предварительным договорам клиентов <данные изъяты>

 

<данные изъяты>

 

Именем Российской Федерации

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: